Село Холмищи Ульяновского района, Калужской области. Часть 4

Лосев А.Б.

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ СЕЛА ХОЛМИЩИ

ОТ НЕМЕЦКОЙ ОККУПАЦИИ.

 

Лосев Анатолий Борисович

подполковник в отставке

 

 (Операция по ликвидации Болховского плацдарма немцев 12-18 июля 1943 года).

 

                                                     П Л А Н:

  1. Подготовительный период операции. (Планы немецкой стороны и Советского командования).
  2. Преодоление первой полосы обороны.
  3. Попытки противника ликвидировать прорыв и действия Советских войск по расширению прорыва.
  4. Освобождение поселка Ульяново, как центра тылового оборонительного рубежа немцев.
  5. Бои за Болхов и его захват. Освобождение села Холмищи.
  6. Выводы.                                     

                                                  ЛИТЕРАТУРА :

  1. Замятин Н.М. Битва под Курском. Краткий очерк. Воениздат, М. 1945г.,   стр.29-43.                   
  2. Баграмян И.Х. Так мы шли к победе. Воениздат, М. 1977г., стр. 198-212.
  3. Сообщения Советского информбюро. Т.5, М. 1944, стр.26.
  4. Воспоминания жительницы села Холмищи, Лосевой А.Н.
    1. Хейнрици Г., Гаук В. Цитадель. Научное обозрение. Гамбург 8-10, 1965г.,     стр. 587.

В июле-августе 1943 года в районе Орла, Курска, Белгорода, Харькова развернулось одно из крупнейших сражений Великой Отечественной войны. В ходе его было освобождено село Холмищи, родное село Лосевых, в котором жили мы и наши предки с 1724 года. В настоящем исследовании прослеживается ход сражения, в котором немцы вынуждены были покинуть село.

Холмищи были заняты немцами в ноябре 1941 года и удерживались ими 22 месяца. Вспоминает А.Н. Лосева: «В ноябре 1941 года, вскоре после ноябрьских праздников, когда мы копали колхозную картошку, раздались крики: «Немцы! Немцы пришли!» Шли они колонной, вероятно из села Мойлово. В Холмищах остановились для отдыха и на следующий день ушли в направлении деревни Вяльцево. Они сожгли здания школ, бывший барский дом – лучшее строение в селе, показав сразу свое варварское, зверское лицо. Долго после этого их не было. Никого не было: ни их, ни наших. Фронт установился. Наши в селе Чернышино, немцы в Хотьково, Мойлове, за рекой Рессетой. К весне 1942 года Холмищи интенсивно обстреливались немцами, в том числе из шестиствольных минометов. Бомбила авиация.

По приказу Советского командования жителей села выселили за двадцать- тридцать километров в сторону города Козельска. 12 августа 1942 года немцы вновь заняли Холмищи, на этот раз основательно. Теперь уже они выселили всех оставшихся жителей и превратили село в укрепрайон. Мои родители в колонне односельчан в сопровождении немецкого конвоя дошли до Брянска, а оттуда эшелоном переправлены в Литву, в концлагерь. Освобождение пришло не скоро.»

Село Холмищи располагалось в прифронтовой полосе Болховского плацдарма немцев. Здесь ими была оборудована вторая полоса обороны. Располагавшееся в шестнадцати километрах село Чернышино находилось в руках Советской Армии и было на переднем крае. Здесь располагались войска Западного фронта под командованием будущих Маршалов СССР Соколовского В.Д., командующего фронтом и Баграмяна И.Х., командующего армией .Немцы характеризовали Курский выступ как «готовый исходный рубеж для русских и ворота для вторжения на Украину». Орловский плацдарм (как и Белгородско-Харьковский) играли исключительную роль в планах немецкого командования. С ними были связаны последние надежды немцев на осуществление новой, решительной, наступательной операции, нового похода на Москву

 Плану немцев был противопоставлен план Верховного Главнокомандующего, Маршала СССР Сталина И.В., предусматривавший разгром основных немецких группировок, созданных в районах Орла и Белгорода и окончательную ликвидацию всяких попыток немецкого командования осуществить новое наступление вглубь нашей страны.

            Западному фронту ставилась задача в случае перехода немцев в наступление на Курск, наступать с Севера и Востока в общем направлении на Орел для того, чтобы ударом по тылу этой группировки разгромить ее и ликвидировать орловский плацдарм немцев (Болховский плацдарм входил в него).

            Не без основания опасаясь ударов с Севера и Востока, немецкое командование вынуждено было значительную группу своих войск держать против Западного фронта.

            К подготовке наступления на Курск немцы приступили в марте 1943 года. Плотность немецких войск на направлениях главных ударов составила 3 000 человек, 42 танка, 50 орудий на каждый километр фронта. Наличие у немцев большого количества танков, даже простое количественное превосходство танковых соединении над пехотными и сосредоточение здесь крупных сил авиации противника позволяло предполагать, что немцы, не располагавшие необходимым количеством свободных резервов и боявшиеся ввязаться в затяжное, дорогостоящее сражение, основную ставку делали на быстрый, молниеносный прорыв нашей обороны мощными ударами танковых таранов, путь которым должна была расчистить массированными бомбовыми ударами немецкая авиация.

            Показания пленных и захваченные документы свидетельствовали о том, что немцы рассчитывали на пятый день наступления захватить Курск, то есть к 9-му июля.

            Когда в ходе оборонительного сражения под Курском уже были подготовлены выгодные предпосылки для наступления Советской Армии и когда в результате нанесенных врагу потерь наступил для немцев кризис, наши войска 12 июля приступили к наступлению с целью разгрома основных немецких группировок и ликвидации орловского плацдарма немцев. Орловский стратегический плацдарм немцев был ликвидирован к 18 августа.

            За время оккупации Холмищ и их окрестностей немцы превратили местность в мощный укрепленный район с сильно развитой и глубоко эшелонированной обороной, состоящей из ряда полос, рубежей и отсечных позиций.

            В окрестностях Холмищ располагались части 5-й танковой дивизии и 134-й пехотной дивизии 53-го армейского корпуса немцев. Главная полоса сопротивления немецких войск тянувшаяся от Речицы, предместий Чернышино, Глинной, Жуково представляла собой систему хорошо укрепленных опорных пунктов и узлов сопротивления приспособленных к круговой обороне и соединенных между собой большим количеством траншей и ходов сообщения. Они до сих пор хорошо видны на лесистой, сильно пересеченной местности. Для усиления этих опорных пунктов немцы впервые применили цельнометаллические пулеметные точки, «крабы». Наиболее сильные узлы сопротивления были созданы противником в районах Речица, Хотьково, Медынцево, Холмищи, Ульяново, Мойлово, Старица.

            Оборонительные сооружения немцев представляли три-четыре линии траншей в которых на удалении 50-100 метров одна от другой располагались открытые площадки для пулеметов и блиндажи. Перед траншеями были установлены проволочные заграждения в один-два кола, рогатки, заборы на металлических кольях и сплошные минные поля, имевшиеся в большом количестве также и в глубине обороны.

            Все препятствия находились под сильным перекрестным огнем пулеметов и минометов. Село Холмищи, опушки прилегающих лесов и рощ были хорошо укреплены и превращены в узел сопротивления. Дороги к соседним узлам сопротивления (Мойлово, Хотьково, Медынцево) были укреплены отсыпанным щебнем от взорванных кирпичных домов и уложенными наискось бревнами, перевязанными толстой проволокой. Были построены новые мосты через реку Рессету (Мойловский, Хотьковский), речку Быстрицу, Студенку, ручей Черебеть.

            По изысканиям Клюева В.П.:  Первая бомбежка села немецкими самолетами была 5 октября 1941 года в 12 часов дня. В Соболевский лес (за Вязовной) ушли партизаны. Отряд возглавил Чибирев Филип Семенович. В Паневском лесу находилась база Думиничского районного отряда.  9 октября 1941 года был взорван мост на Сусеи через реку Рессету. Перед этим с моста сбросили колхозную машину, полуторку. После войны ее извлекли, восстановили и она служила до 1955 года.

            Немецкие мосты сохранялись и служили до конца пятидесятых годов. А колючей проволоки было столько, что сельчане сумели огородить ею все свои усадьбы. Вязальную проволоку же население снимало с уложенных в полотно дороги бревен и рубило из них гвозди в послевоенный период.

            Естественным оборонительным рубежом для немцев стала река Рессета, за которой находилось Мойлово, Хотьково и Кцынь. Этот рубеж, подготовленный немцами во второй линии обороны,  проходил в меридиональном направлении и являлся серьезным препятствием для наступления наших войск с Востока на Запад, а при наступлении с Севера (как это было в районе Холмищ) этот рубеж служил удобной исходной позицией для флангового удара резерва противника по нашим наступающим войскам.

            Более крупным населенным пунктам (Ульяново, Дудоровский) уделялось больше внимания, как немцами при обороне, так и нашими при наступлении. Поэтому основные сражения развертывались за эти поселки.

            Таким образом, используя выгодные для организации обороны условия местности и широко привлекая к работам насильственно мобилизованное местное население, немцы создали прочную и глубокую оборону, прорыв которой требовал от наших войск большого напряжения сил и широкого применения в наступлении артиллерии, танков и авиации. Не случайно, после освобождения село Холмищи оказалось буквально стертым с лица земли. Из 450 домов едва уцелело четыре десятка, да и те (в подавляющем большинстве кирпичные) несли на себе глубокие шрамы и трещины от осколков, взрывной волны и прямых попаданий снарядов. Не было усадьбы, где не было бы воронок от авиабомб и снарядов. На усадьбе Лосева Никона Гавриловича воронка от тонной авиабомбы, превратившаяся в водоем, использовалась в хозяйственных нуждах до последних дней жизни владельца усадьбы.

            В лесах, западнее реки Рессеты были дислоцированы 5-я танковая дивизия и до дивизии пехоты немцев. До дивизии с танками находилось в их оперативном резерве в лесах южнее Ульянова. По группировке противника было видно, что немецкое командование основные свои силы на орловском плацдарме сконцентрировало против левого крыла Западного фронта, ожидая именно здесь главного удара наших войск, что и произошло.

            В ходе сражения для усиления имевшихся войск немецкое командование, стремившееся любой ценой сохранить за собой орловский плацдарм, перебросило сюда девять дивизий.

            Верховное Главнокомандование Советской Армии верно оценило планируемые противником операции и, учитывая оперативно выгодное положение наших войск, охвативших с Севера, Востока и Юга орловскую группировку немцев, намеревалось рядом сильных концентрических ударов, наносимых войсками под командованием генералов Рокоссовского, Попова, Соколовского, Баграмяна уничтожить противника.

            В районе села Холмищи наступление вели части соединения под командованием генерала Баграмяна И.Х. Согласно общему плану они получили задачу: прорвать оборону противника на участке Глинная – Ожигово и, нанося удар на Крапивну, выйти на рубеж река Рессета – Крапивна – Сорокино. В дальнейшем они должны были развивать наступление на Юго-Восток в общем направлении на город Болхов. Одновременно, частью сил, войска генерала Баграмяна И.Х. должны были наступать в Южном направлении на Узкое (обеспечить правый фланг войск, наступающих на город Орел).

            Подготовка к наступлению была начата заблаговременно и проводилась тщательно, в строгой тайне. Большое внимание было уделено изучению обороны противника, группировке его сил и средств, резервов. В окрестностях Холмищ, по лесным тропам и многочисленным оврагам, нередко в это время можно было встретить группы наших разведчиков, уточнявших минные поля врага, его инженерные сооружения, заграждения, изучавших систему огня, расположение артиллерии, танков, боевой техники.

            Важную роль сыграли полеты разведывательной авиации, вскрывавшей глубину и оборудование немецкой обороны. Войска готовились на учебных полях, специально оборудованных по типу немецкой обороны. Особые учебные задачи ставились отдельно: пехоте, штурмовым группам, артиллеристам, танкистам и летчикам.

            Пехота обучалась быстрому преодолению полосы заграждений, штыковой атаке, отражению контратак, закреплению захваченной местности. Усиленную подготовку проходили штурмовые группы, созданные для уничтожения долговременных оборонительных сооружений противника.

            Артиллеристы совершенствовали слаживание и выучку расчетов орудий, разведывали цели, готовили данные для ведения огня. Важным вопросом была организация взаимодействия с пехотой и танками. Нужно было в непосредственной близости от наступающих огневым валом поражать противника и не допустить поражения своих сил.

            Участники наступательной операции отмечают, что к началу наступления каждая артиллерийская батарея имела точную схему и панораму целей, а каждый дивизион – фотопанораму своего участка прорыва.

            Танкисты изучали систему противотанковых средств и огня противника, подготавливали пути выхода танков в районы ожидания, маршруты перехода через свои боевые порядки, исходные позиции для атаки.

            Летчики непрерывно штурмовали и бомбардировали военные объекты в оборонительной полосе немцев и в их тылу, вели напряженную разведывательную работу.

            Надо было отработать и взаимодействие всех родов войск в предстоящем сражении.

            Огромную подготовительную работу проделали наши инженерные части. Об этом свидетельствуют данные: в полосе наступления войск генерала Баграмяна И.Х. саперы сняли 30 000 противотанковых и 12 000 противопехотных мин, подготовили 238 проходов для танков и пехоты, обозначив их ясно видимыми указателями.

            Очевидцы рассказывают, что особое внимание уделялось маскировке приготовлений к штурму немецких позиций. Все передвижения войск и техники осуществлялись по ночам. Работы маскировались от наземных наблюдателей и авиации. (Немцы использовали каждую возможность для ведения наблюдения. Так в селе Холмищи, расположенном вблизи высоты 231, самой высокой точки района, на вековом вязе был устроен помост и постоянно сидел наблюдатель. Этот помост сохранился до сих пор). Телефонная и радиосвязь кодировалась и была сведена к минимуму. Начальник связи Армии полковник Яков Митрофанович Давыденко накануне сражения получил более 500 переносных радиостанций и ими обеспечили наступающих вплоть до отдельных стрелковых взводов. После первых боев оценка связистами полученная от Командующего – «отлично». Это редкость в таком роде войск.

            О том, как маскировались объекты наступления говорит следующий пример: саперы наводили мосты для танков через реку Жиздру. Чтобы их не заметили немцы, мостовые переправы были притоплены и находились под слоем воды. Позднее по ним прошли 96 тридцатьчетверок, 40 легких танков.

            Маршал СССР И.Х. Баграмян пишет: «Ничто не выдало гитлеровцам наших намерений. Как выяснилось, они даже не подозревали, что в этом районе готовится удар по их обороне». Об этом же свидетельствует бывший командующий Второй немецкой Армией генерал-полковник Хейнрицы. Он пишет: «После первых четырех дней битвы на соседних участках фронта на Орловской дуге и под Харьковом не было никаких признаков подготовки русского наступления… Планы противника о действиях на этих участках все еще не были ясны…» Внезапность – это немалый вклад в успех операции. Красные командиры уже научились познавать эту истину, шел третий год войны.

            Части к утру 12 июля произвели перегруппировку сил, сосредоточена была артиллерия и танки, пополнены боеприпасы, заготовлены материальные средства, изготовилась авиация. Тяжело пришлось службам тыла, но они справились.

На рассвете, 12 июля, наша артиллерия мощным сосредоточенным огнем обрушилась на оборонительные позиции немцев, подавляя ее на всю глубину, расчищая дорогу пехоте и танкам, разрушая вражеские заграждения и укрепления, громя их огневые средства и живую силу противника. Два часа сорок минут продолжался напряженный огонь крупных сил артиллерии. Сильные удары перед атакой нанесла противнику также наша авиация. Авиацию возглавлял генерал Александр Евгеньевич Голованов, будущий Главный Маршал авиации СССР. В ночь на одиннадцатое и в ночь на двенадцатое сто тяжелых бомбардировщиков, используя бомбы в две тонны, крушили заранее определенные цели.

На участке прорыва на километр фронта приходилось в среднем до двухсот орудий, на наиболее важных участках – до двухсот шестидесяти стволов, не считая «Катюш» (450 установок). Артиллерией искусно руководил генерал-лейтенант П.С. Семенов.

Артиллерийская и авиационная подготовка, спланированная и проведенная с большим искусством, дала блестящие результаты. Передний край обороны немцев буквально взлетел на воздух. Блиндажи, укрытия, огневые точки, артиллерийские позиции и наблюдательные пункты в большинстве своем были разрушены. Жителей села Холмищи немцы задолго до этих боев выселили из родных мест и пешим порядком отправили сначала в Брянск, а затем эшелонами в Литву и Германию. Некоторым из сельчан удалось каким-то образом попасть под Смоленск. Бревенчатые избы были разобраны на блиндажи, а кирпичные разбиты на щебень для укрепления дорожного полотна. Село представляло из себя безлюдное жалкое зрелище.

Оставшиеся в живых после артподготовки немцы были настолько потрясены, что первое время совсем не оказывали сопротивления. Пленные показали, что части первого эшелона 211 и 293 немецких пехотных дивизий потеряли более половины своего личного состава.

Не успела закончиться артподготовка, как над передним краем появилось семьдесят наших бомбардировщиков, Вел их командир 204 бомбардировочной авиационной дивизии полковник С.П. Андреев. Вслед за  ним пронеслось восемьдесят штурмовиков.

            В шесть часов пять минут пехота и танки прорыва от Чернышина, Глинной, Ожигово перешли в атаку, следуя за огневым валом, который постепенно продвигался вперед, прокладывая им путь в глубину обороны противника. Очищая траншеи и опорные пункты от оставшихся там немцев, наши части уже к 7.00 полностью прорвали первую линию опорных пунктов и траншей и глубоко вклинились в неприятельскую оборону.

            Оборона противника, как пишет Маршал СССР И.Х. Баграмян, нами прорывалась на узком участке и потому стрелковые корпуса наступали двумя и даже тремя эшелонами. Дивизии первого эшелона (кроме фланговых) построили полки в одну линию, а сами полки – в три эшелона. Такое построение, делает вывод командующий, обеспечивало наращивание усилий.

            Люди шли в бой с величайшим воодушевлением. Накануне в частях и подразделениях состоялись митинги. Бойцов и командиров ознакомили с боевой задачей. Агитаторы побеседовали со всеми солдатами и общее настроение их можно было передать одной фразой: «Там, где наступает Советская Гвардия, враг не устоит!» В партийные организации поступило несколько тысяч заявлений с просьбой пойти в бой коммунистом.

            Жители деревни Вязовны первыми встретили наших солдат из передового отряда, следовавшего от Чернышино через Озерны. Холмищи оставались за немцами.

            Наши танки, обгоняя пехоту, устремились в образовавшийся прорыв и с хода, на плечах бегущих немцев, прорвали подготовленный ими промежуточный рубеж по речке Фомина (населенные пункты Старица и Речица). Пехота, двигаясь за танками, обходила укрепления противника и сильными ударами с флангов и тыла уничтожала гарнизоны немецких укрепленных пунктов и узлов сопротивления.

            Очевидец вспоминает: «По привычке поглядываем в небо. Совсем еще недавно немецкая авиация не давала нам поднять головы. Теперь в воздухе господствует наша авиация. Немецкие бомбардировщики в сопровождении «Мессершмидтов» пытаются прорваться к нашим войскам, но их еще на подходе встречают наши истребители, рассеивают, заставляют сбрасывать бомбы на свои же позиции».

            В распоряжении Командующего Первой Воздушной Армии, генерала М.М. Громова, выдающегося летчика, героя Арктики, имелось 720 самолетов. Из них: 500 истребителей, 150 штурмовиков, 70 бомбардировщиков.

            На армейском КП генерала Баграмяна И.Х. находился Командующий Западным Фронтом генерал Василий Данилович Соколовский. К 10. 00, когда танки прорвали промежуточный рубеж, наша пехота завершила прорыв всех трех линий траншей противника и очистила от немцев все опорные пункты и узлы сопротивления, созданные в основной оборонительной полосе. Наступление войск генерала Баграмяна И.Х. развивалось быстрыми темпами. Определились основные направления: главное – в сторону поселка Ульяново, вспомогательное – западнее Холмищ, на Хотьково, Мойлово.

            Во второй половине дня, несколько оправившись от первого удара, немцы усилили сопротивление. Отходившие остатки разбитых вражеских частей пытались закрепиться в районах Желябово, Холмищи, Медынцево, Старица. Сюда же немецкое командование начало перебрасывать свои резервы с целью задержки нашего наступления. Вот где пригодились им заранее подготовленные дороги. Неприятельская авиация, поддерживая действия своих наземных частей, большими группами почти непрерывно бомбила и обстреливала наступающие войска. Противник предпринял контратаки от Желябово и Старицы отдельными батальонами пехоты, усиленными танками и поддержанными массированным артиллерийским и минометным огнем. Однако все эти контратаки были отбиты с большими  для немцев потерями. К 17. 00 остатки двух немецких пехотных дивизий были отброшены на второй (тыловой) оборонительный рубеж на участке Желябово, Ульяново, Слободка, где они, усиленные подошедшими частями 5-й танковой дивизии и резервными частями 53-го армейского корпуса, приступили к организации обороны. Село Холмищи осталось, как бы между двумя клиньями наступающих, в руках немцев.

            Стремясь не допустить закрепления противника на этом рубеже и задержки нашего наступления, генерал Баграмян И.Х. приказал нашим танковым частям войти в прорыв на рубеже речки Фомина Северо-Западнее Речицы и ударом в направлении Ульянова, совместно с действующими здесь стрелковыми частями прорвать тыловой оборонительный рубеж немцев и развивать успех в направлении на Крапивну.

            Вошедшие в прорыв танки быстро продвигались вперед, опрокидывая сопротивляющегося противника и к 20. 00, 12 июля 1943 года подошли к Речице и Ульянову с Севера. Наступала темнота, а эти населенные пункты были сильно укреплены. Следовало провести доразведку, вскрыть систему противотанковой обороны, договориться о взаимодействии с наступающей пехотой. Атака была отложена до утра, а ночь была использована для подготовки удара. Не дремали и немцы.

            К исходу первого дня наступления войска Армии генерала Баграмяна И.Х. сумели прорвать основную оборону немцев на фронте в четырнадцать километров, преодолели второй оборонительный рубеж и вклинились в глубину на 10-12 километров, подойдя к тыловому оборонительному рубежу. Село Холмищи оставалось в руках врагов. Ночь прошла в упорной работе саперов по проделыванию проходов в оборонительных сооружениях. Отдельные диверсионные отряды срывали оборонительные работы противника. Войска приводили себя в порядок.

Утром, 13 июля, войска перешли в очередное наступление. Немцы сумели зацепиться за хорошо укрепленные населенные пункты Хотьково, Мойлово, Медынцево, Ульяново, Старицу, Речицу и оказали упорное сопротивление. Село Холмищи располагалось между Хотьковом, Мойловом и Медынцевом в глубине лесного массива с относительно неразвитой сетью дорог и сильно пересеченной местностью со множеством ручьев, топких мест, прудов и его невольно старались избегать наступающие, немцев это устраивало. В окрестностях села скапливалась техника и подразделения врага, выводимые из боя для восстановления боеспособности. Часть артиллерии, автотехники и танков, которые противник не сумел восстановить, так и остались стоять в лесах.

В начале пятидесятых годов был организован их сбор и транспортировка на металлолом, как сырье для заводов. Работа эта оплачивалась и холмищенские трактористы постарались. В это же время в Холмищах находилось подразделение военных минеров, осуществлявших разминирование окрестностей Холмищ.

Противник подтягивал резервы из глубины своих порядков и с их помощью стремился восстановить положение, не допустить развития прорыва.

13 июля усилия войск генерала Баграмяна И.Х. были направлены на ликвидацию вражеских узлов сопротивления и на прорыв тылового оборонительного рубежа немцев. Была применена тактика обхода укрепленных населенных пунктов. Так с Востока и Юго-Востока была обойдена Старица частями дивизии генерала Федюнькина Ивана Федоровича, с Запада и Востока было обойдено Ульяново частями генерала Воробьева. Оба эти узла упорно сопротивлялись. Пересеченная оврагами и высотами местность, умело усиленная инженерными оборонительными сооружениями и заграждениями была в максимальной мере использована противником для обороны. Наступление наших частей было встречено сильным перекрестным огнем и контратаками пехоты и танков противника. Убитых было столь много, что их не сумели всех собрать и захоронить, и, спустя десятки лет, жители все еще находили незахороненные останки как немцев, так и наших. В 1957 году, на Холмищенском сельском кладбище жители организовали похороны останков Советского солдата. Был найден медальон с его данными. На похороны приезжали родные и жена. Воин считался пропавшим без вести. Могила его и сейчас цела и расположена у входа на кладбище. Холмищенцы считают своим долгом помянуть героя-освободителя. Но это единичный случай, а прах сотен воинов так и остался на полях сражений, в оврагах, лесах.

Скрытно продвигаясь по оврагам и лощинам, Советские воины мелкими группами пехотинцев, поддерживаемые отдельными танками быстро обтекали Старицу с Востока, отвлекая внимание немцев огнем и демонстрацией наступления с Севера. Взаимодействуя, соседние части охватили Старицу с Запада и, обойдя укрепления противника, вышли им в тыл.

Наконец, части генерала Федюнькина И.Ф., перерезав дорогу Старица-Ульяново, нанесли сильный удар с Юго-Востока по Старице. Танки ворвались в населенный пункт, расстреливая и давя гусеницами немцев. Следом за танками бросилась в атаку пехота. После короткого, но ожесточенного уличного боя наши войска заняли Старицу.

Генерал И.Ф. Федюнькин сообщил командующему о подвиге пулеметчика 40-го гвардейского полка, гвардии рядового С.А. Кукунина. В бою за деревню Старица Кукунин С.А. меткими пулеметными очередями расчищал путь бойцам. Вместе с товарищами он отразил две вражеские контратаки, уничтожил около сотни гитлеровцев. Наши уже подошли к окраине деревни, когда заговорил вражеский ДЗОТ. Пулеметные очереди прижали бойцов к земле. В эту критическую минуту Кукунин С.А. поднялся из цепи, подбежал к ДЗОТу и метнул гранату. Однако вражеский пулемет продолжал стрелять. Тогда Кукунин С.А. ринулся к амбразуре и закрыл ее своим телом. Пулемет замолчал. Генерал Баграмян И.Х. приказал представить пулеметчика С.А. Кукунина к званию Героя Советского Союза.

Остатки немецкого гарнизона пытались бежать в Медынцево, но были уничтожены фланговым ударом соседей, зашедших с тыла. Сразу было облегчено наступающим сражение за Ульяново. Части генерала Воробьева атаковали районный центр Ульяново с Запада и ворвались на его окраину. Приняв эту атаку за главный удар немцы сосредоточили свои силы на его отражение, тогда главные силы, поддержанные танками, выполняя приказ генерала Воробьева нанесли удар по Ульянову с Северо-Востока и ворвались в районный центр. Противник не вынес двустороннего удара и был почти полностью уничтожен. К 14. 30, 14 июля, Ульяново было освобождено от немцев.

Позднее, командир 8-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор П.Ф. Малышев отметил отличившихся и среди них командира стрелкового взвода 9-й роты 27-го гвардейского полка, кандидата в члены ВКПб лейтенанта В.А. Ионосьяна.

Молодой офицер запомнился всем своим ярким выступлением на митинге, накануне боя. Он говорил: «Товарищи бойцы! Сейчас мы пойдем на прорыв вражеской обороны. Запомните крепко, что нужно для победы:

            Первое. Не останавливайся, стремись только вперед!

            Второе. Огонь из автомата веди на ходу.

            Третье. Чем сильнее вражеский огонь, тем быстрее иди вперед, чтобы выйти из зоны обстрела.

            Четвертое. Не задерживайся, не обращай внимания на трофеи. Твое главное дело – бить фашистов.

            Пятое. Не жди команды идти вперед, не оглядывайся назад, огнем уничтожай и рассеивай врага на ходу. Стремись только вперед!» (Это целая программа действий пехотинца в наступательном бою. Прим. А.Б.).

У деревни Тростянка гвардии лейтенант Ионосьян с пятью бойцами, под прикрытием артиллерийского огня, ворвался во вражескую траншею. В короткой схватке бойцы уничтожили полсотни фашистов, а восемнадцать взяли в плен.

На следующий день, 13 июля, в бою за деревню Белый Верх пехота вынуждена была залечь под огнем противника. Гвардии лейтенант Ионосьян В.А. с семью бойцами зашел гитлеровцам в тыл и внезапно напал на них. Фашисты решили, что окружены и заметались в панике. Воспользовавшись этим, группа захватила станковый пулемет и уничтожила семнадцать солдат. Отважного воина представили к званию Героя Советского Союза.

Ульяново освобождали 83-я гвардейская дивизия генерал-майора Воробьева Я.С. и 41-я танковая бригада полковника С.И. Алаева.

Генерал И.Х. Баграмян в своих мемуарах дает несколько иную картину освобождения села Ульяново. Он пишет: «Наиболее решительно и смело действовал передовой отряд 41-й танковой бригады – 263-й танковый батальон коммуниста майора Чубукова С.И. Ночью, в кромешной тьме, он вошел в районный центр Ульяново. Это было настолько неожиданно, что гитлеровцы побежали без сопротивления, побросав оружие, боеприпасы и другое имущество. Далеко им уйти не дали». Воспоминания Маршала Союза ССР были изданы в 1977 году, а первая версия описана в сборнике Воениздата в 1945 году. Истина на совести авторов, но ранняя версия кажется более вероятной и косвенно подтверждается последующим ходом развития событий.

К середине второго дня операции оказался прорванным и тыловой оборонительный рубеж противника. Путь нашим наступающим войскам на Юг, Юго-Восток был открыт. Остатки разбитых немецких частей отходили, стремясь закрепиться на рубеже Желябово, Пустой, Медынцево. Холмищи продолжали оставаться в глубине немецкой обороны. Ход боевых действий 13 и 14 июля отражен на схеме №1.

Для развития успеха и расчленения обороны противника генерал Баграмян И.Х. решил усилить прорыв введением новой крупной группы танков. Часть их должна была преследовать противника в направлении Крапивна, другая часть ударом на Медынцево, во взаимодействии с стрелковыми частями должна была завершить разгром 5-й танковой дивизии и других частей противника.

Танки вошли в прорыв в 14. 30. Удар на Крапивну оказался удачным и населенный пункт был занят схода. Наступление продолжалось на Юг. Другая группа танков, также во взаимодействии с пехотой овладела селом Медынцево и деревней Дударово.

Генерал Баграмян И.Х. отметил: «Радовали успехи 16-го гвардейского корпуса, действовавшего на правом фланге Армии. Преодолев первую позицию вражеской обороны, он наступал в Юго-Восточном направлении, расширяя прорыв в сторону реки Рессета. Его дивизии, усиленные танками, овладели рядом населенных пунктов. На левом фланге корпуса 1-я гвардейская стрелковая дивизия, введенная из второго эшелона, завязала бой за крупный узел сопротивления Медынцево во второй полосе обороны противника». Это были те войска, которые освободили наше родное село Холмищи.

Остатки разгромленных частей противника поспешно отошли на Юго-Восток по хорошей дороге на Дудоровский. Идти на Запад, к селу Холмищи, расположенному в семи километрах от Медынцево они не решились.

Генерал Баграмян И.Х. вспоминал: «14-го июля мы, затаив дыхание, следили за воздушным боем над поселком Дудоровский. Сорок «Юнкерсов» приближались к нашим позициям. Тревожные возгласы «Воздух!» заставили бойцов искать укрытия. И тут навстречу вражеской армаде устремилась шестерка краснозвездых «Яков», которые патрулировали над этим районом.

Шесть против сорока. Юркие, маленькие самолеты врезались в строй вражеских бомбардировщиков – и тот распался. Яростно стрекотали авиационные пушки. С истошным воем падали объятые пламенем «Юнкерсы»: один, второй, третий… шестой… Пехота забыла об укрытиях. Все смотрели в небо и ликующим «Ура!» встречали каждый сбитый «Юнкерс». Не выдержали нервы у фашистских летчиков. Сбросив бомбы на свои войска, они в беспорядке ретировались. Шестерка наших ястребков продолжала патрулировать над заданным районом. На КП Армии не смолкали телефоны. Командиры стрелковых и танковых соединений просили наградить отважных летчиков, которых возглавлял майор В.Н. Буянов.

Дудоровский отстоял от Холмищ на восемь километров и этот воздушный бой вероятно был хорошо виден. Только кто его смотрел? Немцы в это время уходили по большаку на Мойлово, наши придут в село к исходу дня.

В результате двухдневного наступления войска генерала Баграмяна И.Х. прорвали оборону противника на глубину до 25 километров, расширив прорыв по фронту до 23-х километров. В этих боях были разгромлены 211 и 293 пехотные и 5-я танковая дивизии немцев, ряд их отдельных частей и подразделений.

В плен было взято более семисот вражеских солдат и офицеров, большое количество орудий и минометов, стрелкового вооружения, боеприпасов, автомашин, другого военного имущества. Впервые у Медынцева на поле боя остались новые хваленые немецкие танки «Тигр».

Эта техника, большей частью неисправная, оставалась в лесах, на опушках, на позициях, брошенных противником и после войны. В селе Холмищи произошел трагический случай. Когда возвратились некоторые сельчане на родные пепелища, группа ребят от семи до четырнадцати лет задумала выстрелить из пушки. Поднесли найденный снаряд к орудию, стали его заряжать. Стакан не полностью зашел в казенную часть ствола, замок не закрывался. Кузин Николай взял камень и ударами по донной части снаряда стал загонять его в ствол. Раздался взрыв. Трое ребят было убито, а Николай Кузин тяжело ранен. Ему оторвало кисти рук и выбило глаз. И сейчас живет в селе Холмищи инвалид, не принимавший участия в боях, которого достала черная рука войны.

Путь для развития наступления на город Болхов и на Юг был открыт. Село Холмищи все еще в руках противника. Неприятель основные усилия сосредоточил на сражении за город Болхов, но в то же время сосредоточил значительную группировку на фланге прорыва в районе Хотьково, Мойлово, а также Сорокино, Уколица, угрожая фланговыми ударами. Пришлось часть наших сил с главного направления удара перенацелить на защиту флангов. Это не сказалось на развитии наступления на город Болхов.

После прорыва оборонительной полосы противника части генерала Федюнькина И.Ф. получили задачу наступать по лесному, бедному дорогами району между реками Рессета и Вытебеть в общем направлении на Юг. 

На этом направлении, как уже отмечалось, враг не имел достаточных сил для создания сплошного фронта обороны и ограничился лишь перехватом удобных для движения путей, возмещая недостаток живой силы устройством ряда прочных оборонительных позиций и широко развитой системой заграждений. С 16 по 19 июля, а в некоторых местах и до 21-го, река Рессета служила естественным рубежом обороны немцев, препятствуя нашему наступлению.

Части генерала Федюнькина И.Ф., используя особенности местности и отсутствие общей линии фронта развернулись в одну линию. Действуя вне дорог, искусно и быстро маневрируя, они смело обходили опорные пункты врага и, изолируя их один от другого, сильными внезапными ударами с флангов и тыла уничтожали вражеские гарнизоны, или же, стремительно выходя на фланги и тылы немцев, вынуждали последних бегством спасаться от окружения.

Благоприятным для наступающих было и то обстоятельство, что в это время стояла сухая жаркая погода. Почва держала транспортные средства. Обычно, в дождливое время, местные лессовые почвы раскисали и превращались в жидкую кашу. Дороги становились непроезжими, особенно для тяжелой техники. Эта характерная черта отрицательным образом сказалась на состоянии дорог в  настоящее время, когда техника на селе, в основном тяжелая, и проселочные дороги, улицы в населенных пунктах безобразно разбиты и уродливы, если не имеют специального покрытия. В этом можно убедиться посетив село Холмищи.

Одновременной атакой части генерала Федюнькина И.Ф. овладели 15 июля немецкими узлами сопротивления Долина, Еленска, Тросна, предварительно их разобщив выходом специальных отрядов на соединяющие дороги. Преследуя отступающего противника наши части вышли к реке Рессете.

К исходу дня 14 июля 16-й гвардейский корпус двумя своими правофланговыми дивизиями, при содействии 217-й дивизии отбросил противника за реку Рессету, а остальными силами вышел на рубеж Мойлово, Любовка.

Советское информбюро 15 июля сообщало: «Севернее Орла наши войска прорвали сильно укрепленную оборонительную полосу противника по фронту, протяжением в 40 километров и за три дня напряженных боев продвинулись вперед на 45 километров. Разгромлены многочисленные узлы сопротивления и опорные пункты противника. Нашими войсками на этом направлении занято более пятидесяти населенных пунктов, в том числе районный центр Ульяново и крупные населенные пункты Старица, Сорокино, Мойлово, Дудоровский, Крапивна.

Село Холмищи в крупные населенные пункты не попало. Цветущее прежде село теперь представляло уродливые развалины и пепелища, но оно стало свободным от немецких оккупантов. Первые жители возвратятся сюда еще не скоро. Предстоит освобождение Смоленщины, Литвы, Германии, где находились изгнанные сельчане. Одними из первых на селе появятся сестры Клюевы Елена и Анастасия. Только пятая часть семей придет на родные пепелища. Уничтожена прекрасная барская усадьба со старинным парком и садами, где была сельская школа. Разрушена церковь – архитектурный памятник 18-19 веков, известная своими фресками работы итальянских мастеров. Холмищам уже не суждено будет оправиться от жестоких ударов войны. На центральной площади в селе появится могила гвардии лейтенанта Смирнова, погибшего на подступах к селу. К двадцатилетию Победы прах его будет перезахоронен в братском кладбище, в районном центре Ульяново.

Освобождению села Холмищи способствовал удар по немецким позициям войск генерала Болдина, соседа соединения генерала Баграмяна И.Х. 13 июля они нанесли вспомогательный удар в общем направлении на Зикеево. 18-го июля они вышли к рубежу Палики, Немецкий, Алексеевский. Немцы, избегая окружения, оставили Хотьково, отошли с боями от укрепленных пунктов Мойлово, Брусны, Кцынь.

Так началось сражение за ликвидацию Болховского плацдарма, в ходе которого было освобождено село Холмищи, в котором предки Лосевых проживали с 1724 года, где расположены наши родовые могилы. Лосев Иван Никонович сражался в это время под Ленинградом, Лосев Григорий Никонович – в районе Курска. Одному доведется дойти до Вены, заслужить орден Славы среди прочих наград и стать инвалидом по ранению, другому – погибнуть под Киевом. Петр Никонович был призван в 1945 году и к боям не успел.

В результате решительных и смелых действий части генерала Федюнькина И.Ф. вклинились в глубину немецкой обороны на 75 километров. Они облегчили правофланговым частям генерала Баграмяна И.Х. продвижение вдоль реки Рессеты и обеспечили наступление наших главных сил на Болховском направлении.

30 июля, после ожесточенных боев город Болхов был взят. К 18 августа Орловский стратегический плацдарм немцев был ликвидирован. Москва салютовала в честь победителей двенадцатью артиллерийскими залпами из 120 орудий.

Приближался крах операции «Цитадель» - последней масштабной операции немцев в войне 1941 – 1945 годов.Ход боевых действий с 12 по 19 июля дан в схеме №2.

В описанных выше сражениях и боях принимали участие:

Советские войска:   11 гвардейская Армия (Генерал Баграмян И.Х.)

11 гвардейская стрелковая дивизия (Генерал-майор Федюнькин И.Ф.).

8-й гвардейский стрелковый корпус (Генерал-майор Малышев П.Ф.).         

83-ягвардейская стрелковая дивизия (Генерал-майор Воробьев Я.С.).

16-й гвардейский стрелковый корпус.

1-я гвардейская стрелковая дивизия.

217-я стрелковая дивизия.

40-й гвардейский полк.

27-й гвардейский полк.

4-я танковая Армия.

1-й,5-й,25-й танковые корпуса.

41-я танковая бригада (Полковник С.И. Алаев).

43-я гвардейская танковая бригада (Полковник М.П. Лукашов).

263-й танковый батальон (Майор С.И. Чубуков).

!-я воздушная Армия (Генерал Громов М.М.).

204-я авиационная бомбардировочная дивизия (Полковник Андреев С.П.).

       

Список составлен из мемуарной литературы и схем, вероятны неточности. Прим. А.Б.

Противник: 2-я танковая Армия (Генерал Хайнрици Г.).

                        5-я,18-я, 20-я танковые дивизии.

                        134-я,183-я, 211-я, 293-я пехотные дивизии.

                        25-я механизированная дивизия.

                        350-й охранный батальон.

                        6-й дивизион.

                        630-й саперный батальон.

 

                            В Ы В О Д Ы:

 

В итоге Болховской операции продолжавшейся с 12 по 30 июля, левое крыло войск генерала Баграмяна И.Х. и войска генерала Белова при содействии частей, действовавших западнее, ликвидировали Болховский плацдарм противника, вышли во фланг и тыл основным силам немцев, оборонявшихся в районе города Орла.

Немцы потеряли убитыми несколько десятков тысяч солдат и офицеров. Взято в плен 3 000 человек, захвачено 100 танков, более 600 орудий, около 900 автомашин. Много техники немцев было уничтожено.

Успешными действиями войска Советской Армии вынудили немецкое командование перебросить в район Болхова крупные силы с других участков фронта и из резерва. Значительно были ослаблены войска противника на других направлениях.

                                                                              Подполковник запаса Лосев А.Б.

                                                                              Г.Смоленск, март 1993 года.

 

Схема №1 и №2 к главе 8

 

Добавить комментарий

Храм в честь Воскресения Христова

Любят родину не за то, что она велика, а за то, что своя.

Луций Анней Сенека

Мы родом из 31-го

Вестник

Обратная связь

Ульяново на карте

© 2016 Моё Ульяново. Все права защищены.