Федоровская трагедия

На сельском кладбище села Афанасово есть братская могила жертв деревни Фёдоровки, которые были зверски замучены в марте 1942 году фашистами. 

Много видел на своем веку старый афанасовский лес. Бродил по его глухоманям Тургенев, воспевал его красоты Апухтин, и местным жителям казалось, что нет леса чудеснее, нет мест краше. А лес хранил страшную тайну. Хранил более двадцати лет. И раскрыла эту тайну 7 июня этого года совершенно случайно колхозница Татьяна Шилова. Заготавливала она дрова неподалеку от поселка Полякова и увидела чугунок. Простой заржавленный, хозяйский чугунок. Порылась в размытом буераке и нашла полуистлевшие детские ботиночки, галошики, полуобгоревший игрушечный мячик. Тревожная догадка полоснула по сердцу. Побежала в поселок и прерывающимся от рыдания криком собрала крестьян:

- Мужики, бабоньки! Я, кажется, нашла их!

Кого их – крестьяне уже знали. C того недоброй памяти мартовского холодного и хмурого утра 1942 года, когда фашистские оккупанты приказали населению деревни Фёдоровка собраться для эвакуации, вся округа металась в мучительных поисках: где пятьдесят земляков? Если увезены, то куда? Война закончилась, но они не возвращаются. Искали по ближним селам и дальним городам, посылали сотни запросов, вчитывались в материалы об узниках фашистских лагерей, пробовали найти среди освобожденных из плена. У матерей не высыхали слезы, но еще теплилась какая-то надежда, вернувшиеся с фронта отцы и родственники исчезнувших ждали, звали, терялись в догадках. Шли годы и заметались следы. Но назойливый вопрос «где они?» щемил душу.

А их далеко не уводили. И эвакуация была придумана гитлеровцами для заметания следов, для бесшумной расправы, для того, чтобы безнаказанно уйти от возмездия. Люди, которых вывели из Фёдоровки, были или совсем старые, как 75-летний Михаил Иванович Терехов, или обремененные малолетними детьми, как Дарья Тимохина, Прасковья и Мария Тереховы, или совсем еще мла   

Но сварить не пришлось. Их всех 50 человек расстреляли в глухом лесу. Их последние минуты, их крики и стоны, их проклятья палачам покрыты мраком лесного безмолвия. Убийцы были садистами. Им было мало невинной младенческой и старческой крови. Они эту кровь сдобрили огнем. Облитые горючей смесью убитые, а, может, и не добитые были сожжены.

Когда Татьяна Шилова привела к страшному месту Алексея Семеновича Тимохина, у которого погибла мать, брат и четверо родственников, когда пришел колхозный кладовщик Иван Петрович Терехов, у которого здесь враги убили и сожгли мать и отчима, когда еще и еще пришли люди – близкие, и дальние, - старый афанасовский лес застонал от человеческих рыданий. Люди разрыли землю и прочитали страшную повесть, которую не опишешь ни в одной книге. Найдено пятьдесят полуобгоревших  скелетов. Несколько детских черепов буквально изрешечены пулями. Рядом стреляные гильзы немецких автоматов. Вот кости взрослого, прикрывшего детские косточки. Так мать даже в смертельной агонии старалась заслонить ребенка. А ребенок-то был не один. С Марфой Михайловной шло семь, с Елизаветой Васильевной и больным Иваном Федоровичем по пяти, Дарья Афанасьевна и Прасковья Ермолаевна по одному несли и по одному вели. Иван Петрович Жуков вел трех малышей.

А дети Степана Алексеевича Терехова шли одни. Отец был на фронте, а мать болела. И вот от этих младенцев остались теперь косточки, полуистлевшие туфельки да мячики.

Сколько светлой мечты, сколько светлых надежд убито и сожжено в этой глухомани. Настигла ли извергов справедливая кара?  Или, может быть, командовавший  расправой продвигается сейчас к вершинам бундесвера? Все равно его окружает проклятье людей, и клеймо этого проклятья  не ототрешь никакими американскими наградами. Над останками погибших жителей Федоровки поднимался насыпанный земляками свежий могильный холм. Надо, обязательно надо здесь и еще в Побуже, в Веснинах, там где находятся останки жертв фашистского изуверства, - поставить памятники и держать эти памятники в чистоте и почитании, как символ неугасимой любви к принявшим мученическую смерть. Но главный памятник мы высечем не из дерева, не из камня. И этот наш труд укрепит мир и сделает невозможным повторение федоровской трагедии.

В.Сорокин, И.Курочкин

Материал предоставлен ульяновским краеведческим музеем.

Публикацию подготовил БАБ©.

Добавить комментарий

Храм в честь Воскресения Христова

Любят родину не за то, что она велика, а за то, что своя.

Луций Анней Сенека

Мы родом из 31-го

Вестник

Обратная связь

Ульяново на карте

© 2016 Моё Ульяново. Все права защищены.