А я в неё душу вложил

Когда смотришь на эти миниатюрные фигурки из глины, ловишь себя на мысли, что тебя переполняют те же чувства, ощущения, что и персонажа, искусно вылепленного мастером. Восточный старец в чалме аппетитно ест дыню.

Довольный, счастливый. И ты невольно улыбаешься вместе с ним, вкушая сладость и аромат превосходного узбекского овоща.

Изящная, тонкая работа, передающая характер, эмоции, настроение старика. Каждый волосок в его бороде, каждая морщинка на лице, складка на головном уборе «выписаны» настолько тщательно и убедительно, что кажется, будто дед живой. Живые и бабульки на завалинке, душевно распевающие частушки вместе с гармонистом, до предела растянувшим меха; и мужичок в ушанке, прикорнувший возле колодца; и сказочные Красная Шапочка с Серым Волком; Курочка Ряба и многие другие знакомые и незнакомые персонажи, невероятно трогательные и забавные.

Все это - работы талантливого мастера Ильяса Файзуллина из поселка Заречье Ульяновского района. Каждая, без преувеличения, произведение искусства. Фигурки маленькие, на ладони целая группа вмещается. Но есть и большие. Ильяс, шестнадцать лет назад приехавший с семьей из Узбекистана, лепит своих героев уже двадцать четыре года. Он закончил политехнический университет в Ташкенте и училище искусств. Работал инженером-дизайнером газосветовой рекламы, художником-оформителем. Теперь уже одиннадцатый год - педагог дополнительного образования детской школы искусств в Ульянове.

- Лепка из глины - это ваша специальность по училищу? - спрашиваю его.

- Нет, это мое увлечение. Специальность - художник-оформитель.

- А с чего началось увлечение, кто-то из родственников этим занимался или знакомые?

- С нужды. После училища, когда работал гидом на художественной выставке, обратил внимание, что изделия из глины пользуются спросом. Решил попробовать лепить. И у меня как-то сразу все получилось. Конечно, знания, полученные в училище, сыграли свою роль. Основа была заложена там. Но первые уроки по лепке мне дал Валерий Николаевич Куртмуллаев. Мальчишкой я учился у него резьбе по дереву. А потом увидел его глиняные игрушки. Он был самоучка.

На первых занятиях показал мне, что и как надо делать. На следующие я принес ему несколько готовых фигурок. Отметив высокое качество работы, он откровенно сказал: «Мне тебя научить нечему, в твоих работах изъянов нет». С тех пор я занимаюсь делом, которое мне интересно. Я перелопатил горы специальной литературы, познакомился со многими мастерами, участвую в различных конкурсах, выставках районного, областного и российского масштабов.

- Мне известно, что в Калужском доме мастеров выставляетесь?

- Да, там я завсегдатай, регулярно обновляю экспозицию. Сейчас готовлюсь к областной ежегодной выставке произведений мастеров декоративно-прикладного искусства и художников-любителей «Родное, близкое, свое». К работам своим отношусь очень трепетно. Из десятка отбираю единицы лучших, и творчество идет уже как бы от них. Чтобы было еще лучше. Я не делаю ширпотреба, не работаю на поток, мои изделия штучные.

- Вам заказывают что-то конкретное сделать?

- Да, просят, к примеру, пепельницу слепить. Но я не делаю этого, потому что туда будут окурки складывать, а я в нее душу вложил...

- Ильяс, у вас огромный опыт, тонкое художественное чутье, вы участник выставок, мастер-классов. Скажите, на ваш взгляд, в каком состоянии у нас сегодня такой пласт народного творчества, как лепка из глины?

- Если честно, мне обидно, что, пытаясь возродить этот промысел, заглядывая в глубь истории, народные мастера в основном копируют изделия из прошлого, не внося ничего нового. Меня раздражает, что, изображая человека, художники не стремятся вылепить его анатомически правильно. Вместо людей мы зачастую видим уродцев с нарушенными пропорциями тела.

- Несколько лет назад губернатор, увидев ваши работы и дав им высокую оценку, прислал в подарок муфельную печь. Она привнесла какие-то изменения в вашу творческую жизнь?

- Еще бы! С этой печью работается совсем по-иному. У меня была маленькая, неудобная. Эта - просто чудо! Я бесконечно благодарен Анатолию Дмитриевичу.

- А где вы глину берете для своих изделий, как готовите ее к работе?

- У нас в Никитском карьере залежи уникальной глины. Она пластична и качественна. Вообще-то, чтобы глину облагородить, ее три года в воде выдерживают. А ульяновская тем и хороша, что природа все сделала, она готова. Я только очищаю ее, процеживая через сито, и леплю.

Тогда он ощущает себя творцом. Отрешается от всего, погружаясь в процесс. Домашние (а у Ильяса с Еленой шестеро детей) не отвлекают его. С пяти утра до работы ему удается немало сделать. Зато вечером папа - в распоряжении детей. Старшая дочка уже замужем, растит двоих малышей, а семнадцатилетней Сабрине, десятилетнему Руслану, семилетней Эвелине и двойняшкам - четырехлеткам Доминике и Изабелле как воздух необходимо общение с папой. Хотя, разумеется, они не лишены внимания мамы и бабушки.

Все дети рисуют, вместе с родителями танцуют, занимаются спортом и... лепят. Старшие из глины, младшие пока из пластилина. Все (даже теща и жена) собирают коллекции папиных фигурок. У него самого только нет ничего. Отвезет на выставку и возвращается с пустыми руками. Его изделия есть в коллекциях туристов из Франции, Бельгии, Италии. После каждой выставки начинается очередной этап творчества, который рождает новые произведения.

- У вас есть любимая работа? - спрашиваю Ильяса.

- Есть. Все! Без любви лепить скучно. Изначально в голове должны быть увлекательная композиция, сюжет. Я их черпаю из жизни. Мне интересны бабушки, сидящие на лавочке, и старики со своими воспоминаниями о прошлом, сказки, наполненные добром. Все это одухотворяет, наполняет содержанием. Я боялся дойти в творчестве до логического конца, но понял, к счастью, что совершенство бесконечно.

  АЛЕКСАНДРА МИЛОВА  

Ист.: https://znamkaluga.ru

Добавить комментарий

Обратная связь

Ульяново на карте

© 2016 Моё Ульяново. Все права защищены.