О поклёвке и сторублёвке

В нацпарке «Угра» новые правила для рыболовов и не только.

Еще в марте 2017 года был подписан приказ № 28 «Об утверждении размера платы, взимаемой за посещение физическими лицами национального парка «Угра» в целях туризма и отдыха». Согласно ему человек, желающий попасть в нацпарк  на отдых или в туристских целях, обязан заплатить  за разрешение 100 рублей. Бесплатно только для жителей 64 населённых пунктов, расположенных в границах парка, и граждан льготных категорий. Но разрешение должно быть у всех.

До недавнего времени за отдых платили только те, кто пользовался  оборудованными местами стоянок  и  кемпингами. В этом же году платить придется  и рыболовам, что, судя по комментариям в соцсетях и на «профильном» портале, их совсем не радует.

Давайте разберёмся

С документами можно познакомиться на сайте  парка. Казалось бы, все понятно и прозрачно, но все же вопросы остались, и найти на них ответы мне любезно согласился начальник отдела охраны окружающей среды НП «Угра» Алексей Телеганов.

Для начала я  попытался выяснить, что считать отдыхом, поскольку именно это понятие наряду с туризмом фигурирует в названии упоминавшегося в начале статьи закона.

- Отдых – это то, что не приносит дохода, не является непосредственной экономической деятельностью. Рыбалка в наших условиях – это отдых. А за сбор грибов и ягод, если это не сопряжено с  каким-то другим видом отдыха, мы  плату не берем, - разъясняет Алексей.  – Если, например, дедушка с бабушкой из деревни прошлись пешочком, набрали грибов или ягод, никто с них плату брать не будет. Но разрешение на посещение парка у них должно быть. Если же приехала компания на машине,  то тут уже другая ситуация. Люди прибыли на отдых в национальный парк, расположились в месте, куда въезжать вообще нельзя. А им нужно знать, что движение  вне дорог общего пользования на территории парка запрещено. Что же  касается взимания платы с таких визитеров, то здесь мы руководствуемся приказом, утвержденным  министерством природных ресурсов РФ.

Второй вопрос касался способов получения разрешения на посещение НП. Здесь все оказалось  проще. Разрешение  можно получить по интернету, зайдя на сайт «Угры». Правда, действует оно всего  семь дней. Поэтому документ  выгоднее получать  «живьем». В этом случае срок его действия может составлять три месяца. Сделать это можно в дирекции парка, в визит-центре, в лесничествах  и даже в местах массового отдыха непосредственно у инспекторов парка.

- Инспекторам дано указание не штрафовать людей, а выдавать им разрешения, -  в очередной раз приятно удивляет  меня мой собеседник. - Протокол составляем только в случае явных нарушений. Вот, например, недавний случай. Человек, не имевший разрешения на посещение парка, на «уазике» проехал по полю, где нет дороги, к реке. Машину поставил в десяти метрах от воды, закинул удочки, тем самым сразу нарушив несколько пунктов правил.

Не осталась в ходе разговора без внимания и ситуация, в которой оказались  жители (в том числе рыболовы)  населённых пунктов, стоящих по Угре, но в границы национального парка не попавших. Напомним, что в Юхнове, Товаркове, Дворцах  и в ряде других населенных пунктов  граница с национальным  парком проходит по урезу воды. Если жители  отдыхают на своем берегу, разрешение им не нужно. Однако если они захотят остановиться на противоположном,  то разрешение  понадобится:  это уже территория парка…  

За честных "подвохов" замолвите слово

Если рыболовы-спиннингисты, доночники, нахлыстовики и поплавочники пусть  за плату, но все же имеют возможность порыбачить в национальном парке, то у подводных охотников (подвохов*) все совсем плохо: на территории национального парка для них действует  полный запрет. Это вызвало немало вопросов у сообщества ныряльщиков. Почему? За что такая немилость? Ладно бы запретили ночную «фонарную» охоту, которая поздней осенью по объемам добычи иногда бывает сродни браконьерскому промыслу. Но почему запрет распространили и на дневную, сугубо спортивную подводную охоту? Оказывается, проведенные в национальном парке научные исследования показали, что в Угре и Жиздре  практически не осталось маточного поголовья.

- Крупной рыбы нет вообще, - утверждает Алексей Телеганов. – Ее выбили. Может быть, здесь основная  вина ночных охотников, но в данной ситуации по рекомендации ученых запрет введен на всю подводную охоту. Я не говорю, что он останется  навсегда. На реках постоянно проводится  мониторинг, и, если ситуация изменится в лучшую сторону, запрет может быть отменен.

Ну что ж, будем надеяться на лучшее. И верить. Верить в справедливость  и  здравый смысл  принимаемых решений и законов.

Мнение имею

Михаил Вишневский, председатель Калужской областной общественной организации охотников и рыболовов:

- Я считаю, что плату за  разрешение на посещение национального парка и рыбалку ввели из-за недостаточного финансирования, и это можно объяснить кризисными явлениями. Это одно. Но есть и второе. Национальный парк много средств вложил в восстановление популяции зубра,  развивает туризм. Но работникам парка  хотелось бы еще больше получать денег, а не жить только за счет казны.  Однако  нельзя объять необъятное, нужно чем-то ограничиться. Например,  усилить  охранную деятельность, бороться с браконьерством. Национальный парк  в сложившейся  ситуации посягнул на кошелек простого народа.  А он парку здорово помогал. Например,  козельские и ульяновские охотники много сделали для обустройства мест обитания зубров. Сейчас  у многих людей, особенно в сельской местности, зарплаты небольшие. Сходить в лес, на речку, чтобы «подкормиться»,  -  для них святое дело. Я считаю, что нельзя с них брать плату за посещение парка.

Дмитрий Акулиничев, кандидат в мастера по рыболовному спорту:  

- Сама по себе плата за посещение национального парка и за возможность ловить рыбу в реках на его территории, возможно,  и не зло. Сейчас так происходит во многих местах. Но для меня главный вопрос: куда идут эти деньги? Какие услуги рыболовам  оказывают работники парка?

Как рыбак, я не вижу, чтобы что-то делалось для Угры, где я часто бываю. Что было до образования национального парка, то и сейчас, – ничего не меняется. Рыбы, однозначно, стало меньше. Хотя и браконьеров тоже стало поменьше, но они присутствуют.

А местные жители приходят  или приезжают в лес или на речку чаще всего лишь  на несколько часов. Кемпингами и прочими услугами, как правило, не пользуются. За что с них брать деньги? За то, что они  живут на своей земле?

Владимир Назаров, рыболов с многолетним стажем:

- Лично меня вопрос взимания платы за рыбалку не касается: я ловлю в черте города, к местам ловли езжу на велосипеде. Но хорошо было бы, чтобы деньги, которые собирает парк, шли на благоустройство,  например, на уборку мусора, который оставляют после себя туристы и отдыхающие.

Николай Корсаков

Источник: www.vest-news.ru

Добавить комментарий

Обратная связь

Ульяново на карте

© 2016 Моё Ульяново. Все права защищены.